Комсомолец.ком!

 Гест - 3833°

Заглавная
Site news
Offline жизнь
Навiны
Наши ДР
Гест!


Рупор Кира
Передгробность
КультПросветРабота


Pion
П.М.
YAN
Ольчик
Wier
Анестези
Туz Пик
Mike
Танька
Lama
Авторы


Журнал
Номер 1
Номер 2
Письма в ПБ


Фото
Scann
Комп
Games
Наш глобус


ФПК "Ахтунг"
Игры
Video
Испания
Наши звуки
Drivers N2O
Банк рефератов


История
Madpioner'ы
Обратная связь




Страница 2357
Hits today
Этот комп









Flag Counter

(since 08.06.15)



  Creative - Танька
Игра возле железной дороги Танька    ©    06.11.2005

1983 год

Не обращая внимания на суровое бормотание соседской комнаты, угрожающие гудки поездов (Лиза живет возле железной дороги в деревянном двухэтажном бараке с отсутствующими в коридоре дверями и покосившимся крыльцом, с крысами и тараканами, чесоточным клещом и вшами), Лиза, распахнув окно, предварительно вытащив из рамы два соответствующих по размеру листа ДСП, отдаст свое тело на растерзание железнодорожным световым сигналам, установленным на высоких железнодорожных столбах, и фонарикам проходящих мимо охранников, составляющих акты о наличии или отсутствии груза в том или ином вагоне. Запрокинув голову и подняв руки, она накроет собой собственную акварельно черную тень, плывущую по белым подушкам и красному одеялу. Уже распустилось солнце внизу ее живота, и в любой миг огненные стрелы, отсоединившись от ядра, вопьются в хвостики нервных окончаний Лизиного тела.

Осталось только плюхнуться на мягкий матрац, и невыносимое счастье отключит на несколько секунд сознание, сведя судорогой мышцы.

- Толик! Я не хочу, отстань... Пусти, я пойду к Лизе.

Лиза закрыла глаза и кинулась спиной в пропасть. Лебеди подхватили ее детскую восьмилетнюю душу на крылья и понесли в сказочный мраморный замок с фонтаном, в котором фиолетовая вода и розовые рыбки.

- Девочка моя, разве можно так спать? Без пижамы, раскрытой?

Эта невыразительная, с глазами навыкате женщина, видимо, является прислугой хозяйки мраморного дворца. От нее неприятно пахнет потом, а шершавая кожа рук вызывает отвращение.

- Я хочу, чтобы мне немедленно принесли мой свадебный наряд! - вскипает Лиза.

- Конечно, милая, спи. - Женщина накрыла девочку и легла рядом, на самый краешек Лизиной фантазии. Гладя ее по волосам, женщина плакала о раздавленных на брачном ложе белых лебедях.


1999 год

Толика уже нет в живых. Он повесился на спинке кровати январской ночью 1984 года. Та, которая орала "я не хочу", - заблудилась в лабиринте канализационных люков, став верной спутницей президента белорусских бомжей. Поэтому Лизу мне продавали бабушка и брат повешенного. Сумма была оговорена заранее, но алчный брат требовал больше, нахваливая Лизины достоинства. Я не соглашался, пригрозил даже, что, если она продолжит торг - сделка не состоится. Глухая бабушка стояла у стола, покрытого грязной скатертью. Теребя бахрому, она шептала, какой грех берет на душу.

- Ладно, - сказал брат покойного, - давай деньги и забирай ее куда хочешь. - При этом шмыгнул носом и осушил предварительно налитый бабушкой стакан. Я отдал деньги и прошел в так называемую гостиную. Гигантская лапша содранных обоев, обнажающая желтоватую побелку стен; электрическая лампочка, небрежно обкрученная (как мне удалось разглядеть) газетой; стул, выполняющий, кроме основной, еще и функцию шкафа; красное ватное одеяло. На одеяле в свадебном платье спит Лиза. По-прежнему красива, только жуткий пунцовый шрам опоясывает, словно ожерелье, белоснежную шею. Я поднял Лизу на плечи и понес к машине. Вот так мы и поженились.


ЛИЗА

Веточка плакучей ивы, кленовый листик, лодочка из коры дуба, каштановые шарики. Лиза крохотным эльфом продирается сквозь заросли малинника. Платье порвано, на щеке - кровь. Ей срочно нужно добыть серую пушистую кошку, греющуюся на солнце. "Кис-кис-кис, кис-кис-кис, - манит Лиза, подмигивая глазом, присев на корточки. Кошка, не расположенная к общению, лижет подушечку лапы. Лиза в ярости бросает камень. Испуганная кошка выбегает на проезжую часть и попадает под машину. Столбик пыли - след камня; голова животного - слева, туловище - справа, - след рук Лизы. Как следствие - слезы и истерика. Первое убийство - самое яркое впечатление. Мама к тому времени, а дело шло к вечеру, качалась в гамаке, вкушая прелесть спелой клубники. Нежные поглаживания летнего ветерка усыпили ее бдительность. Она мечтает о том, как бы пролежать так целую вечность, строя несбыточные планы, склеивая красочные иллюзии. Детский крик не из мира грез - его не существует. Продолжая качаться, она выслушивает доктора, сообщающего, что ее дочь прыгнула с моста в Свислочь и сейчас находится в реанимационном отделении 2-й городской больницы. Нина поблагодарила врача. Застегивая пуговицы блузки, она поинтересовалась, как он определил, что это его дочь, т.к. ее дочери всего 2,5 года, она и говорить-то толком не умеет. "Лизу опознал сосед, возвращавшийся с работы, он же, собственно, ее и спас". Нина не могла отблагодарить и соседа. Когда Толик в очередной раз рыскал побитой собакой в поисках приработка, она надела свое новое нижнее белье и попросила соседа покачать ее в гамаке.

Через три недели Лизу выписали, настоятельно рекомендовав проконсультироваться у детского психолога. Спустя пять лет Лизу поставили на учет в психиатрический диспансер. Скудные материнские чувства обогатились жалостью. Нина стала внимательнее к дочери, во всяком случае, любовников в присутствии Лизы в дом не приводила. Толик же заплетал ей косы и рассказывал о далеких странах и красивых людях. Однажды Лиза спросила: "А как попасть туда?" - и папа ответил: "Я думаю, что после смерти хорошие люди попадают в хорошие, удивительные места, а плохие - нет". "Папа, а я хорошая?" - "Конечно, доченька".

В январе, с помощью солдатского ремня, Толик отправился в путешествие по землям, о которых мы, пока еще живущие, не имеем никакого представления. В марте, в возрасте восьми лет, Лиза вскрыла вены. Неумело, тупым кухонным ножом пилила себе руки. Ее отправили в Новинки, лишив всякой надежды найти себя в реальном мире, и Лиза придумала свой, населенный принцами, королями, драконами и рыцарями, в число коих мне так хотелось попасть. Я мечтал стать ее фаворитом, потому что - влюбился. Нам было около шести, и мы ползли по большущей куче песка возле барака, притворяясь золотыми жуками, питающимися песком. Я смешно пыхтел, делая вид, что ем его, а Лиза ела на самом деле, приводя меня в полный восторг. Вечерами мы подолгу разглядывали железную дорогу, сидя на откосе, и Лиза пересказывала папины истории. Хочется быть откровенным, поэтому я не стану описывать красоту ее глаз, волос, я их просто не помню. С тех времен сохранилось только чувство, что без этого человека я не смогу жить. В этом я был уверен на сто процентов. Но жить, оказывается, смог. У меня были очень слабые легкие, поэтому родители на год отправили меня в интернат-санаторий, в котором я задержался на шесть лет, лишь на каникулы приезжая домой. Связь с друзьями по играм утратилась, а Лизу я что-то не встречал, поэтому с нетерпением ожидал продолжения учебного года. Однако созревающая во мне любовь ежедневно наливалась воспоминаниями о тех днях, которые мы проводили вместе с Лизой.


ЛИЗА НЕПОСРЕДСТВЕННО

- Как бледны ваши голубые глаза, маркиз! Вы чем-то опечалены? - спрашивает Лиза у шизофреника, пятнадцать минут назад принявшего аминазин. - Я знаю, вам отрубят голову. Но ничего, я заберу ее себе, посажу в вазон и стану поливать. Цветы растут быстро, а люди еще быстрее. Не успеешь оглянуться - и старость стучится в окно. Вот так и вы, маркиз! Глядишь, через недельку проклюнется. Вот вам гостинец. - Лиза протянула шизофренику заплесневевший пряник.

- Здравствуйте, мой верный рыцарь Судебный пристав. - Лиза улыбается, показав ровные белые зубы маленькому карапузу-даунишке. Тот, кося глазками, пускает слюни. - Жду вас сегодня на ужин. Мы будем пить вино и рассказывать всякие смешные истории. Ну не морщите лоб, вам это не к лицу.

Медбрат освободившимся от лекарств подносом бьет Лизу по груди.

- Говорят, ты скоро уедешь от нас, говорят, у тебя жених есть, - скалится медбрат.

- Ах, Виталик, как я жду этого часа! Бабочкой с перламутровыми кряльями он проникнет сквозь прутья и унесет далеко-далеко! - мечтательно прошептала Лиза, почесывая шрамы на запястьях.

- Ты очень красивая девушка, Лиза, - медработник обнимает ее и целует в шею, - и слабо верится, что ты - дура. Я приду ночью. Ну... Ты дашь?

Лиза в ужасе от зловещей интонации медбрата шарахается к стене. Все, кто находится в коридоре, ржут. Разбежавшись, Лиза бьется головой о батарею. Из рассеченного лба течет кровь. Два санитара, скрутив Лизе руки, отводят ее в изолятор. Несколько уколов - и Лиза спит.

Спустя месяц после каникул, проведенных у дяди, Лизу разбудили среди ночи четыре санитара, отвели в душевую и изнасиловали. Она не почувствовала ничего. В Новинках с ней часто это проделывали - кто хотел. Ей было безразлично. Почти все, кроме памяти обо мне. Она считала, что я открою ей двери в тот край, о котором говорил отец. Ее устраивало все, кроме того, что она еще не там, и она ждала меня. Естественно, пробуя переступить порог, как только появилась возможность. Лизино стремление к самоубийству поражало.

Потом, когда я приехал в Минск в 1998 году, узнал, что она в психиатрической лечебнице, сделал все возможное, чтобы ее оттуда вытащить. Давал взятки администрации "Новинок", откупал у родных. Мне понадобился год, чтобы забрать ее, ничего не соображающую, напичканную транквилизаторами, выряженную бабушкой в ее же свадебное платье из покосившегося барака нашего с Лизой детства. Потом, когда я узнал, сколько раз она пыталась покончить с собой и какими способами, признаюсь, мне стало нехорошо, дажн страшно. Я снял квартиру на первом этаже: решетки на окнах, ни одного колющего и режущего предмета, газовой плиты нет, ванны тоже, гореть нечему, электричество - ни на шаг. Спартанские условия, способствующие откровенным беседам. Я видел, что Лиза абсолютно безумна и... красива. Но я должен найти корень безумия и выдрать. Придя в себя, Лиза попросила попить, затем спросила, кто я и где она. Я ответил. Она бросилась мне на шею, стала целовать, а потом потребовала ее задушить. Ради чего же она меня ждала?!

- Прежде пойдем по городу погуляем, - предложил я.

По моим подсчетам, Лиза просидела в психушке не менее пятнадцати лет. Она отказалась и больше со мной не говорила. Глаза потухли, плечи ссутулились. Она легла на кровать и попросила снотворного... двадцать упаковок. Я дал ей четыре таблетки. Запивая, Лиза сказала:

- Павлик, а ты помнишь, зимой 84 года вы с моим папой в снежки играли?

- Смутно.

- Так вот, в эту же ночь он повесился. Ты не знал?

- Нет, я же утром уехал. А на весенних каникулах тебя уже не было.

Мне показалось, что вот та ниточка.

- Теперь ты понимаешь, почему я хочу умереть? Это гены. Суицид передается по наследству. Я одержима самоубийством. Это мое хроническое заболевание. Я не хочу жить. А уж тем более, после всего, что со мной произошло в Новинках. У меня на теле 36 колотых ран, во мне побывала большая часть дурдома, ты видишь этот опоясывающий шрам на шее? Я вешалась шесть раз, я травилась газом, лекарствами, алкоголем. Но мне не везет. Меня постоянно спасают, я даже не заболела ничем смертельным. Ты должен помочь мне, Павлик. А хочешь, я расскажу тебе, как это случилось той ночью в 84-м году?

Я обхватил голову руками: здравомыслие это или безумие? В наших ли это руках?

- Расскажи.

- Тебе тогда мама не разрешила выходить за калитку и ты караулил папу в углу двора. Миша, Вова, Юра, Женя - они бегали за ним, а ты ждал в засаде. Папа рассказывал, с какой яростью ты кидал в него снежки.

- Лиза, это понятно: взрослые меня обидели, я мстил.

- Отца тоже обидели взрослые, и он тоже мстил, только будущим взрослым. Так сложилось, что сам он всю жизнь оставался ребенком или, как говорят среди взрослых, неудачником. Тем не менее для меня этот неудачник был богаче и мудрее всех, потому что - любил меня! Когда я в тот вечер зашла в комнату, у него на шее висел ремень и он никак не мог приладить его к спинке. Я спросила: "Папа, что ты делаешь?" А он ответил: "Отправляюсь в страну, которую давно искал". Я попросила взять меня с собой. Он отказал: вдвоем нельзя, сначала он, а потом уже и я и объяснил мне, что сделать.

- Ты задушила его?

- Да. Я смазала ремень маслом, перекинула через спинку и стала тянуть. Папа не издал ни звука... Ты не представляешь, насколько это лучше по сравнению с тем дерьмом, в котором он жил.

- Ты не считаешь себя вноватой?

- Виноватой в том, что отпустила его, открыла ему двери? Павлик, ты меня разочаровываешь!

- Лиза, мне надо подумать. До утра. Ты пока поспи, ладно?

- Знай, я люблю тебя. Очень. Так ради моего чувства сделай это... Спокойной ночи.

Я еще немножко посидел около нее. Лиза уснула. Я прошел на кухню.

Лиза хочет, чтобы я ее убил. Прежде чем соглашаться или не соглашаться, мне для себя нужно выяснить причину. Первая - непосредственная вина в смерти отца; вторая - смерть отца.

Является ли суицид психическим отклонением (свое, т.е. ее убийство я понимаю именно в таком аспекте)? Если отсутствует причина - да. Не является ли причиной желание, как таковое, расстаться с жизнью и если это причина, то не болезненна ли она?

Связь между причиной и желанием налицо: у Лизы умер отец, она испытывает чувство вины за содеянное. Значит, стремится искупить вину с помощью суицида. Однако, по ее словам, вины она не испытывает, а даже наоборот.

Всеми религиями мира запрещено самоубийство. Но не есть ли это черный ход в те далекие удивительные страны, о которых говорил Лизе отец? Может, не смерти она ищет, а стран этих и встречи с отцом? Что она видела в жизни? Что мы видели в жизни? Что мы знаем о ней? Разве это единственный способ узнать истину? Всю жизнь Лиза стремилась только убить себя, ничем не интересуясь, следовательно, знания ей не нужны, как и те далекие страны. Если суицид - самоцель, то она уже мертва и убью я ее или не убью, уже ничего не изменит. Сначала нужно пожить. А как же можно умереть, если ты не существуешь? Либо же она настолько безумна, что не осознает своей смерти, вернее того, что она уже не живет с того момента, как в первый раз решила покончить с собой. И почему получается так - сколько бы она ни пыталась умереть, все срывается? Потому что как можно умереть дважды? Лиза мертва - вне всяких сомнений.

Утром, когда Лиза проснулась, я все ей объяснил. Через день мы расписались. Так она повторно стала моей женой, официально, конечно. Лиза очень довольна своей смертью, вернее - воскрешением. С детской непосредственностью смотрит телевизор, ходит по магазинам и пытается научиться готовить. А я все чаще и чаще задумываюсь, не докопался ли я до истины. Страшной истины нашего мертвого существования.

Танька    ©    06.11.2005


Комментарии

Имя

Отзыв


код: 8 + =

[Pryanick]
Оригинально. Садись "5", подай дневник. Самоанализа достаточно.


Оценить материал

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10    

back home


Video - Mad Fish 2002

Site news - Отключение комментариев - 01.12.2018

Photo - Нейро Дюбель. Концерт памяти Александра Кулинковича - 08.11.2018
Мисс налоговая
Поиск на Комсомольца:

достойные сиськи

qxldhdrsi
Банк рефератов - Экономическая история: Последствия промышленного переворота в Англии
: xKJrdL zmcijkbtvzl... [url=http:/... [link=http:...


Drew
16.11.2018 15:12
Фото - Нейро Дюбель. Концерт памяти Александра Кулинковича: Помнится по дороге с какой-то музыкальной тусы (где Gods Tower был приглашен, но так и не сыграл) ещ


Kir
12.11.2018 18:03
Фото - Нейро Дюбель. Концерт памяти Александра Кулинковича: Косяк..) Хотя почему, это был тест на внимательно...


все комменты!

Самая конченная гос. организация Беларуси

Белпочта
Беларусбанк
Белтелеком
Налоговая
ГКНТ

Реzультаты Прошлые голосования


Туz Пик - 26.03.1983

Ванька - племянник Кира - 21.05.2009

Mike - 27.05.1980




Сделать
стартовой


Добавить
в избранное


Сообщить
об ошибке