Комсомолец.ком!

 Гест - 3833°

Заглавная
Site news
Offline жизнь
Навiны
Наши ДР
Гест!


Рупор Кира
Передгробность
КультПросветРабота


Pion
П.М.
YAN
Ольчик
Wier
Анестези
Туz Пик
Mike
Танька
Lama
Авторы


Журнал
Номер 1
Номер 2
Письма в ПБ


Фото
Scann
Комп
Games
Наш глобус


ФПК "Ахтунг"
Игры
Video
Испания
Наши звуки
Drivers N2O
Банк рефератов


История
Madpioner'ы
Обратная связь




Страница 1717
Hits today
Этот комп









Flag Counter

(since 08.06.15)



  Банк рефератов
Институциональная экономика: Предпринимательство в контексте смены экономической идеологии: от советского к постсоветскому

Темой своей контрольной работы я избрал "Предпринимательство в контексте смены экономической идеологии: от советского к постсоветскому" по той причине, что мне кажется этот феномен достаточно интересен не сколько с теоретической точки зрения, а в связи с тем, что это затронуло нас в повседневной жизни. Мы еще долго будем ощущать коренной переход от советской модели к постсоветскому укладу жизни.

К сожалению, в те годы я был слишком юн чтобы осознавать и анализировать причины и следствия такого перелома, но, полагаю, изучение этого периода будет будоражить еще многие умы.




Феномен предпринимательства на постсоветском пространстве во многом связан со значительными политическими, экономическими и социальными изменениями, которые происходили, начиная с середины 1980-х гг., то есть с так называемого периода перестройки. "Теневое" предпринимательство, безусловно, существовало и задолго до этого. При чем это мог быть как очень крупный нелегальный бизнес, так и мелкая предпринимательская практика, связанная с перепродажей купленных в странах социалистического лагеря (например, ГДР или Югославии) или крупных городах товаров. Так, например, Т. Андреева в своей статье "Челночный бизнес как стратегия домохозяйства" приводит следующий отрывок из интервью с одной из своих респонденток:

Начала работать с 15 лет в Энергетике… Начинала в 79-80-ых. Очень хотелось фирменные джинсы. Пришла к подружке, а у нее два парня. Слышу: "Ты джинсы хочешь фирменные? Приходи, у меня есть". … начали торговать. Первые три пары продала - у меня уже 150 рублей есть. [1]

Как пишет Т. Андреева, "в условиях потребительского дефицита в Советском Союзе существовал "черный рынок", где по высоким ценам можно было купить такие товары как джинсы, импортные сапоги и другую одежду, которую нельзя было приобрести в магазинах. Подобная торговля была нелегальной, но высоко прибыльной. С началом экономических реформ рыночная торговля стала законной, и часть людей, которых раньше называли "спекулянтами", стали заниматься рыночным торговым бизнесом легально". [1]

Таким образом, как показывает Т. Андреева, несмотря на то, что, по сути, советское и постсоветское предпринимательство представляет собой один и тот же феномен (я рассматриваю предпринимательство в узком смысле - как розничную торговлю, как наиболее распространенную форму частного предпринимательства в нашей стране), речь все-таки идет о дискурсивно различных явлениях. Если в советский период предпринимательство - это всегда негативная с официальной точки зрения деятельность, влекущая административную или даже уголовную ответственность, то в постсоветский период предпринимательство становится официально разрешенной и, более того, необходимой деятельностью.

Что же такое происходит в период перестройки в СССР и после его распада? Какие глобальные социальные изменения влияют на приобретение предпринимательством нового статуса?

На мой взгляд, в первую очередь речь идет о смене доминирующей экономической идеологии, которая явилась одним из ключевых процессов в период перестройки и после распада СССР.

Как известно, в СССР основным экономическим агентом являлось государство, которое определяло, что производить, в каком количестве, каким образом. Кроме того, государство посредством своих институтов занималось распределением товаров. Как пишет Елена Гапова в своей статье "О гендере, нации и классе в посткоммунизме", "советская социальная стратификация была, в отсутствие рынка, не экономического, а статусного свойства и напоминала феодальное сословное разделение. Доступ к редким и поэтому ценным "товарам" осуществлялся не посредством ценового регулирования, а через централизованное распределение: списки, столы заказов, ведомственные санатории и т.д". [2]

Однако власть и ресурсы, получаемые определенным, ограниченным кругом лиц посредством данной системы распределения, не являлись чем-то устойчивым и постоянным. Их в любой момент можно было лишиться, "они не были связаны с собственностью и даже не могли быть переданы детям". [2] Таким образом, та часть людей, которой эти ресурсы были доступны, в определенный момент начинает ощущать необходимость в новой системе распределения, а именно распределении посредством рынка. Таким образом, можно сказать, что основной процесс, происходящий в нашей стране в явном виде с 1991 года, но начавшийся ранее и ставший видимым во время перестройки, представляет собой формирование экономического неравенства. В литературе одной из причин распада СССР называют вызревание классов и замена статусного неравенства экономическим. [2]

Как мне кажется, зарождение нового понятия и его последующую легитимацию очень хорошо иллюстрирует отрывок из книги Ирины Хакамады, известной сторонницы "рыночной" экономики, в котором автор рассказывает о том, что начало ее совместного с товарищем бизнеса пришлось на вторую половину 1980-х гг. К тому времени Хакамада уже защитила кандидатскую диссертацию и преподавала в университете. Но поскольку преподавательская работа приносила мало денег, то после появления закона о частном предпринимательстве они с другом решили издавать собственный журнал. Хакамада описывает два опыта - опыт работы в университете и опыт ведения бизнеса - как два совершенно противоположных мира: "…до сих пор представляю две картины. Первая: Ирина Муцуовна в шотландке, в болгарской "лапше", с лекциями под мышкой идет по коридору, вокруг вьются стайки студентов: "Ирина Муцуовна, а можно… Ирина Муцуовна, а разрешите… Ирина Муцуовна… Ирина Муцуовна". И я царственно киваю направо и налево: "Да, можно… нет, не разрешаю…". И вторая: холод, моча, подвал, мат, мадам с начесом, председатель Свердловского райисполкома, орет на меня в своем кабинете: "Жулье, сгною, всех сгною"…Но вот ведь какой парадокс: та, статусная Ирина Муцуовна, страдала от постоянного внутреннего унижения, а положение продрогшей, с головы до ног обматеренной кооператорши ничуть не травмировало чувство собственного достоинства". [4, с. 57]

В этом отрывке, на мой взгляд, зафиксирован процесс зарождения нового класса, к которому Хакамада принадлежит. Очевидно, что Хакамада принадлежала к классу советской интеллигенции, большая часть которой была заинтересована в распаде СССР и установлении нового социального (и экономического) порядка. Для Хакамады "рыночная" экономика тесно сопряжена с понятием о "чувстве собственного достоинства", за которым стоят и другие категории, в частности расхожее представление о свободе выбора, об инициативности и предприимчивости как основных качествах человека в новом экономическом порядке. Эти стратегии являются частью того самого "демократического нарратива", о котором пишет Е. Гапова. Они позволили элитам если не "мобилизовать массы", то, по крайней мере, переложить на них ответственность за выживание в условиях глобальных социально-экономических трансформаций.

Как пишет Татьяна Журженко, "во-первых, идеология свободного рынка в условиях отсутствия рыночной инфраструктуры, действительно, оказалась "ложным сознанием", искажающим реальность и активно используемым правящей элитой для оправдания перераспределения собственности и власти. Во-вторых, она стала в то же время средством легитимации нового социального порядка, основанного на рыночной экономике, предлагая новое понятие справедливости и новую мотивацию к труду". [3, с. 370]

Предпринимательство как частная инициатива, как реальное воплощение "экономического человека", являющегося основным субъектом неоклассической экономики, стало необходимым символом происходящих перемен: "Частное предпринимательство было предложено как главная стратегия самообеспечения и экономического выживания в современных условиях, когда государство разорвало социальный контракт со своими гражданами". [3, с. 369]

Таким образом, изменение статуса предпринимательства можно рассматривать в качестве своеобразного индикатора происходящих в период перестройки, во время и после распада Советского Союза перемен. Это изменение свидетельствует о смене экономических парадигм, о переходе от советской плановой экономике к "свободному рынку", или неоклассической экономической идеологии.

Предпринимательство на постсоветском пространстве стало своего рода дискурсивным оправданием происходящих трансформаций, в результате которых все наиболее значимые ресурсы были распределены между относительно небольшим кругом лиц, состоящим в основном из "цеховиков (руководителей подпольных магазинов и предприятий), фарцы и аппаратчиков (бывших чиновников советских органов власти, работников партийных и комсомольских комитетов, служащих силовых структур), тогда как людям "попроще", оставшимся без работы и средств к существованию были предложены лишь перспективы "реализовать свои умения и инициативу" в предпринимательской деятельности.






Список использованной литературы:

1. Т. Андреева. Челночный бизнес как стратегия домохозяйства: анализ резльтатов эмпирического исследования // Гендерные отношения в современной России: исследования 1990-х годов: сб. научных статей/ Под ред. Л.Н. Попковой, И.Н. Тартаковской. Самара, 2003

2. Е. Гапова. О гендере, нации и классе в посткоммунизме // "On Nation, Gender and Class Formation in Belarus and Elsewhere in the Post-Soviet World", Nationalities Papers, vol. 30, №4, 2002, p. 639 - 662 ((ридер к курсу "Гендер и постсоветское общество" доцента, кандидата филологических наук Е.И. Гаповой)

3. Т. Журженко. Идеология "свободного рынка" и постсоциалистические метаморфозы женской идентичности // Гендерные истории Восточной Европы. Сборник научных статей /Под ред. Е. Гаповой, А. Усмановой, А. Пето. - Мн.: ЕГУ, 2002. - с. 363 - 384

4. И. Хакамада. Sex в большой политике. М.: Новая газета, 2006. - 230 с.


Комментарии

Имя

Отзыв


код: 1 + =


Оценить материал

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10    

back home


Video - Mad Fish 2002

Site news - Отключение комментариев - 01.12.2018

Photo - Нейро Дюбель. Концерт памяти Александра Кулинковича - 08.11.2018
Мисс налоговая
Поиск на Комсомольца:

48000 на 44000

qxldhdrsi
Банк рефератов - Экономическая история: Последствия промышленного переворота в Англии
: xKJrdL zmcijkbtvzl... [url=http:/... [link=http:...


Drew
16.11.2018 15:12
Фото - Нейро Дюбель. Концерт памяти Александра Кулинковича: Помнится по дороге с какой-то музыкальной тусы (где Gods Tower был приглашен, но так и не сыграл) ещ


Kir
12.11.2018 18:03
Фото - Нейро Дюбель. Концерт памяти Александра Кулинковича: Косяк..) Хотя почему, это был тест на внимательно...


все комменты!

Самая конченная гос. организация Беларуси

Белпочта
Беларусбанк
Белтелеком
Налоговая
ГКНТ

Реzультаты Прошлые голосования


Ванька - племянник Кира - 21.05.2009

Mike - 27.05.1980

Свадьба Дрю и Даши - 05.06.2010




Сделать
стартовой


Добавить
в избранное


Сообщить
об ошибке